Зады и переды русского театра
Ladie's Night. "Независимый театральный проект". Режиссер - Виктор Шамиров. Площадка театра "Сатирикон"


Спектакль Ladie's Night рекламировался по Москве широко и броско. То здесь, то там возникали ярко-красные пятна афиш, где к узнаваемым актерским головам подмонтированы еще более известные скульптурные туловища - аполлоны, давиды и гераклы, образчики нетленной телесной красоты. Так сказать, сиюминутный верх соединен с вечным низом. Причем самые интересные выпуклости, вопреки замыслу ваятелей, прикрыты фиговыми листками.
Афиша обещала "настоящий мужской стриптиз" в финале и делала пикантную сноску: "Только для женщин". Теперь представьте, какой вышел облом, когда обнаружилось, что "Независимый театральный проект" не хочет аккредитовывать прессу - даже принадлежащую к прекрасному полу - на премьерные показы. Спектакль, мол, пока сырой. Предполагаемая сырость не помешала, однако, "НТП" установить цены на билеты до 60 долларов включительно. Именно такую сумму лично я отдала в кассу "Сатирикона", чтобы полюбоваться всеми мужскими достоинствами современного российского театра из первого ряда. Вовремя позаботилась: коллега-критик, в прошлом сезоне написавший гневную отповедь: "Господин Шамиров, убирайтесь вон из театра!", торчал возле парадного подъезда, заметаемый первым снегом, в тщетном ожидании лишнего билетика...
Рано, рано Шамирову убираться вон. Что бы о нем ни говорили, по каким бы падежам ни склоняли (а сценических пакостей за этим постановщиком числится немало), Шамиров может вот так подсобраться и всем сразу утереть нос. Ladie's Night обещает стать самой живой, самой прикольной премьерой текущего сезона; это спектакль, который забыть невозможно и который, безусловно, стоит денег, на него потраченных. Я имею в виду наш, зрительский кошелек.
...Шесть безработных неудачников, переживающих глубокий кризис среднего возраста, пропивают последнюю мелочь в зачуханном баре. Дурное пиво, уличные драки и женщины, которые ушли, уходят или вот-вот уйдут, - весь список доступных развлечений. Позади тупой труд на металлургическом комбинате, где эти шестеро больше не нужны: перетаскивание железяк теперь автоматизировано. Впереди тупик и тьма беспросветная. В пустом кармане вместо наличных - листок из рекламной газетенки: "Мужское стрип-шоу. Вход - 200 долларов". Такие бабки?! За что?! Возмущенные сталевары решают забить Мике баки. Свой стрип-клуб, свое шоу и по три тысячи баксов каждому еженедельно. Начинается путешествие дилетантов в страну высоких телесных технологий.
Пока шесть чудаков и одна девушка, энтузиастка от хореографии по имени Гленда (Людмила Артемьева), научатся более или менее грамотно двигаться и при этом скидывать одежду, зал задохнется от хохота. Вообще, главное достоинство Ladie's Night заключается вовсе не в пятнадцати минутах сомнительного финального стриптиза, а в том, что это великолепная, просто-таки убойная комедия. Российской женщине очень полезно вдоволь, до слез, до колик посмеяться. Даже, наверное, полезнее, чем посмотреть на голого мужика. Актерская команда подобрана в высшей степени профессиональная, крепкая, из самого задействованного сегодня поколения; в их послужных списках новое российское кино и множественные телесериалы, все эти "буржуи", "спецназы", "марши Турецкого", "киллеры" и "антикиллеры"... Как замечено у Антона Павловича Чехова, "великих актеров теперь нет, но средний уровень значительно вырос", и на сегодняшний момент это опять справедливо. Гоша Куценко, Марат Башаров, Вячеслав Разбегаев, Эвклид Кюрдзидис, Павел Сборщиков, Константин Юшкевич отыгрывают каждую ситуацию - внятно, четко, невыносимо смешно. Первый просмотр видеопособия по эротическим танцам - мы не видим изображение на экране, но вытянувшиеся лица позволяют домыслить картинку... Первое совместное раздевание - волосатые мужики в семейных трусах оглядывают друг друга, и один тянет задумчиво: "Ну, пидоры, что делать будем?". Надо заметить, что изысканностью лексикона Ladie's Night не блещет; в ходу, особенно поначалу, сплошные задницы, члены и разнообразные вульгаризмы, обозначающие части тела, состояния духа, а также взаимные личностные оценки. Пройдет целый акт, прежде чем бывшие сталевары, а ныне творческие личности, обзаведутся подозрительно изнеженными манерами и правильной, как у профессора Хиггинса, речью...
Чтобы стать стриптизером, надо записаться в библиотеку, купить кеды и треники, бросить курить, отказаться от углеводов... Закомплексованные мужики путем потасовок и мордобоя, то сходясь, то разбегаясь, впервые в жизни пытаются решить творческую задачу, и в зале слышно, как у них от натуги скрипят мозги. Трудно вообразить себе компанию более разношерстную и столь же негодную для эротического поприща: черноголовый турок Весли и шовинист Барри, переполняемый отцовскими чувствами Грег и маменькин сынок Норман, обкурившийся студент кулинарного техникума... Под номером пять проходит застенчивый рыжебородый толстяк, а номер шесть - это Грехем, единственный оппозиционер, державшийся до последнего. Именно с Грехемом страстно дискутирует Гленда: "Ты вбил себе в голову - это правильно, это неправильно, а мир изменился. Сейчас тоже есть "правильно" и "неправильно", но они другие...".
Времени на дискуссию отпущено немного, спектакль стремительно катится к коронному номеру, однако каждый может продолжить этот спор постфактум в собственной голове. Мне довелось услышать в фойе ностальгические воспоминания бизнесвимен, посетивших заведения типа "Красной шапочки": "Ребятки все хорошие, молодые... Пристают, трутся... А ей и нравится, она ему попу гладит, гладит...". Законченная эмансипация: слабый пол лезет в портмоне, сильный подставляет попки...
Шесть стриптизеров тоже будут приставать к публике (так что в первый ряд садиться не рекомендую), менять туалеты и с энного раза, после долгих рукоплесканий и улюлюканий возбужденного зала, наконец, разденутся. Но не целиком, а до тугих, телесного цвета плавок, что совсем уж неинтересно. Подумаешь, ню... Как и абсолютное большинство людей, мужчин или женщин - без разницы, актеры, собранные в Ladie's Night, одетыми выглядят гораздо привлекательнее, чем голыми. Тут сразу бросается в глаза, что у Куценко намечается животик, и плечи узкие, и ручки хиловаты, а у Башарова ноги, как у упитанной восьмиклассницы, да вообще - аполлонов среди них нет, и танцуют они хреново. Хлопать же мужику и вопить до посинения, чтобы он снял штаны, - забава чрезвычайно странная. До такого надо дорасти. Видимо, когда женщину перестают раздевать, она берет инициативу в собственные руки...
Итак, Ladie's Night не возбуждает, но смешит, а это ничуть не хуже. Российский театр повернулся к публике задом, и с тыла оказался едва ли не привлекательнее, нежели с фасада. Арьергард ведь в любой момент может стать авангардом, все зависит от направления.

Елена Ямпольская

http://www.smotr.ru/2002/2002_ladies.htm#niz