АГЕНСТВО НАЦИОНАЛЬНЫХ НОВОСТЕЙ

www.annews.ru

Актер Эвклид Кюрдзидис: Я далеко не ангел

 

25.12.08 10:30  

В актерской профессии Эвклид Кюрдзидис уже почти 25 лет, практически с детства, так как поступил в Днепропетровское театральное училище, когда ему было 14 с половиной лет. Потом был ВГИК. А затем началось «большое плавание» в мире кино и театра. За эти годы было все: и взлеты, и падения, и годы простоя, и удачные роли, которые запомнились зрителям, и работа с интересными режиссерами и партнерами. В этом году ему присвоено звание заслуженного артиста России. Самое главное, что, наверное, отличает Эвклида – это его оптимистичный нрав, доброжелательное отношение к людям и очень обаятельная улыбка.


- Эвклид, ведь вы – оптимист, правда?

- Стараюсь им быть. Особенно, когда наступают тяжелые времена. Чем тяжелее, тем оптимистичнее я смотрю вперед и стараюсь ко всему относиться позитивно.
- Все, что не делается, все к лучшему - это ваша философия?
- Да. Как-то раз, лет 10 назад, шел на пробы, на главную роль, для меня это было важно и нужно. Но меня не утвердили, взяли другого актера. Я расстраивался, переживал. Потом через год-два года выходит эта картина. Такая ужасная, извините! А у меня за это время случились еще две картины, очень хорошие, за роль в одной из которых я даже премию получил, и народ эти фильмы полюбил. Ведь этих картин могло не быть, а осталась бы эта главная роль, из-за которой я так переживал. Поэтому теперь на пробах, мысленно думаю: будет так, как будет, если это мое – оно будет мое, а если не мое – то и не надо, чтобы потом не было стыдно.
- Но к такому восприятию жизни пришли все-таки не сразу?
- Жизненная философия была еще с детства заложена родителями или, может, даже моими древними предками. В профессии, конечно, я к этому пришел сам. Однажды в одной передаче меня спросили: «Вы можете пройти по трупам, раздвигая локтями себе дорогу?» Никогда! Если роли надо добиваться грязными методами, говорить: « Не берите этого актера, я лучше!» - это история не про меня. Считаю, что и в жизни, и в профессии надо сохранять порядочное отношение к людям.
- А много таких, которые «идут по трупам, распихивают локтями»?
- Думаю, что да. Правда, сейчас все- таки с работой стало лучше. А раньше столько актеров было не у дел. Но я к конкуренции отношусь нормально. Момент конкуренции возникает, когда на пробы приглашают двоих и более актеров. Когда меня не утверждают на роль, а потом я вижу премьеру этого фильм, и если актер сыграл хорошо – искренне радуюсь, снимаю шляпу. Но если он сыграл плохо – готов его убить, потому что знаю – я бы сделал это лучше.
- Сейчас, к сожалению, очень часто бывает, что актер, еще ничего из себя не представляющий, но засветившийся в каком-нибудь популярном фильме, или, скорей, в телесериале, уже считает себя суперзвездой, и на всех глядит свысока. Приходилось видеть такое?
- Мне жаль тех молодых людей, которым слава или, лучше сказать, популярность вот таким образом свалилась на голову. Они к ней не подготовлены ни в профессиональном, ни в человеческом плане. И когда эта популярность вдруг проходит, человек не знает, как пережить паузы, чем заняться. Бытует мнение: «Без работы невозможно расти актеру!» Уверен: актер может расти и без работы, внутренний багаж артиста – это 80 % его работы. Актеры, которые пришли в профессию, поднимаясь по ступеням творчества и совершенствуясь в мастерстве, мне кажется, не болеют звездностью, даже не ощущают её, оставаясь сами собой. А кто-то, сыграв одну роль, получив известность и даже отрастив кое-какие крылья у себя за спиной, считает, что он может «истерить» по разным поводам, что-то требовать. Это, конечно, его право. Но когда завтра эта слава вдруг улетучится, то с этой высоты, куда его уже успели поднять крылья, очень больно падать.
Вообще, испытание славой проходят не только артисты. Это тяжелое испытание для политиков, врачей, людей других профессий, которые вдруг становятся очень известными. Известность, медийность – это еще не показатель профессионализма и хорошего знания своего дела. Если говорить обо мне – я не ангел, и как только расправляю плечи и начинаю думать, что я «звезда», мне тут же по голове сверху бьют и ставят на место. Это может быть даже на бытовом уровне. Но я сразу понимаю, что так, друг мой, мы все здесь люди, обычные люди, просто тебя знают, потому что видели в кино, а другого не знают, но он ничем не хуже тебя.

Мне расплата за излишнюю самоуверенность приходит сразу, к моему великому счастью. В актерскую профессию пришел я очень рано. Двадцать пять лет назад. Юбилей. И жизнь за это время меня многому научила. Ничего не свалилось сверху просто так, всего добивался своим трудом. Для меня это лучше. Некоторые актеры говорят: время уходит, я уже не сыграю Ромео или Гамлета. Но зато я сыграю что-то другое! И, надеюсь, не менее масштабное.

 Всегда говорю, что основу актерской профессии получил в Днепропетровском театральном училище, а ВГИК на меня из-за этого сердится немножко. В училище в Днепропетровске нам часто повторяли фразу: «Сначала ты – человек, а потом – артист». Но не наоборот! Хотя в институте кинематографии я много приобрел и спасибо за все, что помогло мне практически прийти к тому, что имею на сегодняшний день. Низко кланяюсь ВГИКу и особенно моему мастеру Анатолию Владимировичу Ромашину, царство ему небесное! Всегда его вспоминаю.
Мой путь во ВГИКе был достаточно сложный, тяжелый (мне пришлось сидеть в запасниках, на меня не делали ставки, считался балластом), но сейчас я благодарен, что это было так, а не иначе. Институт окончил с красным дипломом. Помню удивление в глазах педагогов: «Ух ты, как ты это сделал!»,- когда они внезапно для себя вдруг открывали меня с той или иной стороны на сцене в учебных работах. Вообще, я убежден, что во ВГИК надо приходить после 20-ти лет. Вот тогда будет шанс осознанно что-то получить от обучения.
- Вы верите в то, что доброе, позитивное кино может хоть немножко изменить мир к лучшему?
- Если бы я в это не верил, то ушел бы из своей профессии. Да, верю, потому что сам меняюсь, когда вижу хорошее кино. Могу назвать множество картин, которые просто перевернули мое сознание: «Кукушка», «Танцующая в темноте», «Остров», «Old Boy», «Весна, лето, осень, зима… и снова весна» Ким Ки-Дука. Много таких картин. Люди все разные, разного социального положения, эмоционального склада, поэтому одному душу легко растеребить позитивом, а другому нужна иная, депрессивная история. Но талантливая. Я за талантливые работы. Если это талантливая, но тяжелая картина, весь день буду ходить убитый, но потом оживу. Тяжелей оживать после плохого кино.
- После плохого кино настроение портится?
- Ужасно. Посмотрел «Самый лучший фильм», через 30 минут настроение было испорчено так, что я пошел и напился со своими друзьями. Так испортить настроение надо было очень постараться! Это не мое кино. Если кому-то это кино позволяет духовно расти или расслабляться, или на минуточку забыть о быте и похохотать, дай Бог! Для меня – нет. Я лучше эти три часа проведу с друзьями, посмотрю им в глаза, узнаю, чем они живут, и с удовольствием напьюсь с ними.
- Как складываются отношения с поклонниками?
- Надеюсь, что хорошо. Получаю хорошие письма на личную почту и в гостевую книгу своего сайта. Благодарят за мои отрицательные персонажи: «Вы создаете образы достойных противников», - и за комедийные роли тоже… Мне, безусловно, приятно такое внимание. Спасибо большое! Иногда отзывы зрителей - это просто готовые профессиональные рецензии, такие, которые, извините, не часто встретишь у журналистов, призванных писать о культуре. Много отзывов до сих пор получаю по поводу фильма «Мой личный враг». Все понимают, что это сказка, но, видимо, не хватает такого волшебства, хочется подняться чуть-чуть выше прозы реальной жизни. И они обожают моего героя Филиппа Бовэ, нескромно сейчас будет говорить, какие они приводят эпитеты.
Я человек сомневающийся, и когда вдруг приходит такое письмо – это стимулирует и придает уверенности в себе и своем творчестве.
- Бывали случаи, когда вы отказывались от роли по тем или иным причинам?
- Да простит меня Саша Стриженов, когда читал сценарий «От 180 и выше», он мне не понравился, и я отказался от роли. Потому что больше не мог играть «лиц кавказской национальности». Но спасибо Саше, что он убедил меня, а на премьере фильма я искренне хохотал. Чудное, позитивное кино! Получилась хорошая комедия. И я рад, что сыграл этого Зурика. А, вообще, отказываться от ролей приходится. У меня на данный момент уже более сорока картин, соответственно, большой багаж персонажей. Не хочется повторяться, а часто предлагают довольно однотипные роли или не интересные, так сказать, без судьбы, без изюминки.
- Кстати, ваш герой в фильме «От 180 и выше» – инструктор по горным лыжам. И вы там так лихо спускаетесь с горы. Признайтесь честно – это вы или дублер?
- У меня был помощник. Я на лыжах практически не стою. Ну, может когда-то только в далеком детстве. Саша меня очень просил сыграть эту роль, я отказывался, а когда дал согласие, он даже забыл выяснить, умею ли я кататься на лыжах. А нужно было играть инструктора, что предполагает хорошее владение этим видом спорта. Саша определил мне задачу: «Скатываешься с горы, потом красиво тормозишь, втыкаешь палки в снег и снимаешь очки». Не знаю, какие законы в таких ситуациях работают, но я перекрестился, встал и - поехал! И упал в тот момент, когда уже снял очки. Это было снято с одного дубля. Когда уже снимал очки, понял, что меня сносит, скорость-то была большая, но я играл лицом, улыбался, а меня быстро уносило из кадра. Но это уже вырезали. А все остальное, конечно, делал каскадер.


Источник: 
МОСКВА, 25 декабря (Корр. АНН Александра Иванова).